С миру по нитке

12 910 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ritchie Blackmore
    "Красиво"Ленор в омывателе...
  • Добрый Кот
    Ленор в бачке.Ленор в омывателе...
  • Михаил Сартин
    Хорошая идея, согласен.Самая простая при...

Август 2010. Телевизор

Случай, рассказанный ниже, основан на реальных событиях. Однако, фамилии и имена героев изменены

Август 2010.  Телевизор

 Прошла уже неделя, как Арсен вернулся из Пятигорска в родной Дагестан. В Пятигорске он занимался привычным для себя делом – устраивал просителей, разумеется, не бесплатно. На этот раз – в аппарат вновь созданной структуры – Северо-Кавказского федерального округа. Близкие контакты Арсен поддерживал в околоверхушечных кругах Южного Федерального округа – Ростов был для него вторым домом и очень хорошей кормушкой – Арсен помог некоторым своим знакомым и друзьям получить вожделенные синекуры. Работа в окружных структурах сродни работе в консульствах России в дальних странах – должность очень престижная, зарплата очень хорошая, работы очень мало. А теперь, с созданием нового округа, открылось множество вакансий, и работы Арсену прибавилось – очень выгодной работы, приносящей ощутимые доходы.

Ради самых близких друзей – скорее самых платежеспособных (кто еще может быть ближе записному аферисту, кроме как самых платежеспособных) – Арсен заходил в кабинеты высокопоставленных чиновников, заносил то, что положено, и добивался результатов. Для менее обеспеченных и менее близких у Арсена была простая и выгодная тактика.

– Арсен, салам! Я слышал, в управлении округа есть свободное место, можешь помочь?

– О, это очень сложное дело. Времена изменились. Всякие антикоррупционные комитеты работать не дают. И боятся в России нашего брата, дагестанца, доверие мы теряем их – они помогают нам, а потом наши же люди их кидают, обманывают, не рассчитываются за поддержку.

– Нет, Арсен, я готов вперед все заплатить.

– Это уже другой разговор, но решить сразу я не могу, и стопроцентного обещания я не даю. Приготовь то, что ты готов туда передать, лично мне ничего не нужно, мы ведь как братья, как я могу с брата взять деньги, – плавная речь Арсена убаюкивала малознакомого ему «клиента» и убеждала этого клиента в серьезных возможностях Арсена. – И точно в тот день, который я тебе назначу, сдашь в конкурсную комиссию документы.

Загипнотизированный «брат» приносил немалые деньги, которые исчезали в загашниках Арсена. И таких «братьев» было как минимум двое. Арсен, собрав деньги со всех клиентов, не делал ничего, он просто ждал. В конце концов, одного из «клиентов» назначали на обещанную должность. Арсен спокойно, с чувством выполненного долга, звонил ему, считая его деньги своими:

– Смотри, брат, ты просил, я тебе помог. Не забывай, что я для себя ничего не оставил.

– Арсен, что тебе нужно, скажи! Ты так мне помог, я готов отблагодарить.

– Нет, брат, мне ничего не нужно. Только твое здоровье.

И клиент, для которого Арсен и пальцем не пошевелил, оставался ему обязанным, и при необходимости Арсен без всяких проблем мог решить с этим клиентом любой вопрос в пределах его компетенции.

Остальные «братья» оставались ни с чем. Тем, кто не удовлетворялся объяснением, что все на мази, что вместо этой должности проситель получит другую не менее блатную работу, Арсен скрепя сердце деньги возвращал. Он жил по принципу – если деньги попали в твой карман, то это уже твои и только твои деньги, и выпускать их из кармана можно только в самом крайнем случае.

***

Вернувшись домой, Арсен влился в удобную и родную сутолоку Махачкалы, малопонятную и непривычную для жителей других городов. После мягкого солнца и скучной неторопливости Пятигорска, хоть и заполненного туристами и гуляками, жар южного солнца и буйная энергетика беспокойных дагестанцев вливали в Арсена силы и желание двигаться, что-то делать, чем-то заниматься. Но было лето, все друзья были в разъездах по курортам – от Мальдив до Акапулько – и в Махачкале было откровенно скучно.

Каждое утро Арсен проводил на платном пляже в районе Каспийска – там был чистый песок, не было толчеи и гортанных голосов многочисленных отдыхающих из соседних республик, битком набивающихся в ведомственные и частные зоны отдыха по всему берегу Каспия. Несмотря на свой достаточно сложный образ жизни, Арсен старался, где бы ни застала его ночь, и во сколько бы он ни лег спать, всегда вставать пораньше и начинать день с зарядки. Летом его, как и многих дагестанцев, заряжало море. Облюбованный Арсеном пляж был местом отдыха небольшой группы пенсионеров – бывших руководителей разных республиканских и городских структур. Общаться с этими позавчерашними властителями, которые много рассказывают и еще больше молчат о том, что происходило в Дагестане во времена СССР, было всегда интересно. И всегда интересными были их оценки сегодняшней действительности, так как многие из сегодняшних руководителей выросли у них на руках или, по крайней мере, на глазах. И если кто-то из стариков говорил:

– Магомед – это голова, ему палец в рот не клади! – то это не была фраза «пикейного жилета», этим словам можно было доверять и проверять их не стоило, палец Магомеду в рот класть было совсем не обязательно.

***

Арсен дорожил своей репутацией среди группы пляжников, играл с ними в шахматы, оказывал старикам какие-то небольшие услуги, принимал активное участие в их бесконечных разговорах, с неподдельным вниманием выслушивал их не менее длинные истории и был со всеми на короткой ноге.

– Арсен, вот ты-то мне и нужен, – к нему подошел, скорее рысцой подбежал, дядя Вали, бывший прокурор – человек, который мог в свое время оказаться полезным по роду деятельности, но лучше, чтобы такие работники никогда не пригождались, как думал Арсен. Сухопарый и невысокий дядя Вали поддерживал форму и в 70 лет выглядел на неполные 60.

– Что случилось, Вали? – встревожился Арсен. Интерес, проявляемый прокурором, хоть и бывшим – не самое приятное проявление внимания.

– Ничего не случилось, для тебя есть интересное предложение, – воодушевленный Вали хлопнул Арсена по плечу. – Хочешь участок на берегу моря ближе к Карабудахкенту? Двадцать соток срочно продается за сущие копейки. – И Вали назвал сумму, действительно по местным меркам небольшую.

– Спасибо, дядя Вали, сколько времени у меня есть?

– Мой племянник квартиру в Москве себе подобрал и послезавтра туда вылетает, деньги должны быть у него на руках. Я говорил ему «не продавай участок», он не соглашается – квартира в Москве важнее. Он почти все деньги собрал, только небольшой суммы не хватает – вот поэтому он участок и продает. В Москве квартира тоже недорого и срочно продается, и он не хочет ее упустить. Так что решай сегодня или завтра.

– Хорошо, дядя Вали, завтра деньги будут у тебя. – Арсен долго не думал.

Чутье Арсена не подводило никогда. Купив участок сегодня по «срочной» цене, его можно продать завтра вдвое дороже, а можно и оставить для себя, выстроить там дом и продать при необходимости за огромные деньги. Но, как и всякий деловой человек, Арсен большие деньги на руках никогда не держал. Он сразу их вкладывал в какое-нибудь дело или в недвижимость. Большая сумма была вложена в товар в супермаркете, который каждый день приносит определенный доход, другая сумма – в стройку торгового центра, который будет запущен только через год, третья крутилась в бизнесе у надежного друга под очень выгодные проценты. Еще один принцип Арсена – деньги должны работать, и работать только на него самого. В течение месяца сумма на участок сама набежит как доход от объектов Арсена, но сегодня этих денег не было.

***

Когда нужны деньги, где их можно перехватить? Правильно, у самых близких друзей! И Арсен приехал в город к другу, с которым провел вместе босоногое детство в Дербенте, к человеку, дружба с которым не прерывалась никогда. Много дел они с Мурадом проворачивали вместе, многое Мурад заработал при помощи Арсена, конечно, не оставив его внакладе. Даже магазин электроники, которым владел Мурад, организовать и раскрутить помог ему Арсен.

В магазине Арсена охватил озноб – еле слышно гудевший кондиционер обеспечивал сильную разницу температуры с жарой на улице. По торговому залу ходили покупатели, которых было немало для этого времени суток и рабочего дня. В глубине зала, у входа в подсобные помещения, стоял Мурад, что-то вполголоса рассказывая своим собеседникам, склонившимся к нему. Рассказ то и дело прерывался взрывами хохота, затем слушатели еще ближе придвигались к Мураду, и вновь журчал его негромкий голос. Мурад явно рассказывал какой-то не совсем приличный анекдот, что видно было по тому, как краснели и смущенно озирались его собеседники.

– Мурад, салам алейкум, – начал Арсен, – ты мне срочно нужен. Разговор к тебе есть.

– Арсен, салам! Рад тебя видеть, – сменив тональность, пророкотал Мурад, обладающий неожиданно для его субтильной фигуры басом. – Что у тебя стряслось? Ты же знаешь, я всем, чем могу, рад тебе помочь.

– Давай, зайдем к тебе, переговорим. Дело действительно срочное.

– Арсен, это мои близкие друзья – от них у меня нет секретов. Рассказывай, не надо никого стесняться.

И Арсен, неприятно удивленный таким приемом, не ожидая никакого подвоха от человека, которого знал как облупленного, как он думал, рассказал при всех о своем деле.

– Деньги срочно нужны. Через месяц я верну на твоих условиях. Выручай, вопрос для меня очень серьезный, – и Арсен назвал сумму.

Мурад изменился в лице. До этой секунды улыбалось все его лицо – брови, прищуренные глаза, сморщенный нос, широко расплывшиеся губы. Улыбка медленно сползла или стерлась с его лица – сначала опустились брови, потом шире раскрылись глаза, выровнялся нос, и сошлись в куриную гузку губы. Мурад снял со своего лица и смял маску улыбки, которая тихо, ненужной прозрачной тряпочкой упала на пол.

– Арсен, брат мой, торговли никакой нет. Лето ведь. Я тебе никогда не отказал бы, но, поверь, сейчас ничем помочь не могу.

– Мурад, я к тебе обращаюсь в первый раз, – Арсен не мог поверить, что получил отказ. – Ты же меня знаешь, тебя я никогда не подведу. Назови свой процент – я тебе отдам.

Старый друг ответил:

– Ты не туда пришел, брат. Банк, где берут деньги, вон там, через дорогу. А мне самому едва хватает, – голос друга приобрел металлический оттенок.

В первый раз за свою долгую и богатую самыми разными приключениями жизнь Арсен получил от ворот поворот – и еще в такой грубой форме, при людях, от кого? От ближайшего друга! Он не нашел, что ответить, махнул рукой, развернулся и вышел из магазина.

***

Прошло два месяца. Арсен перехватил где-то деньги и успел все-таки купить участок у моря. Он продолжал заниматься своими делами, дважды уже побывал в Ростове-на-Дону и в Пятигорске. Так же как и раньше, Арсен встречался с друзьями, среди которых не раз бывал и Мурад. Ни разу Арсен не напомнил Мураду о своей обиде, ни разу не подал виду, что между друзьями встал какой-то барьер – барьер из непонимания и жадности.

С утра зарядил мелкий противный нескончаемый дождик. Арсен отменил поездку к морю и остался дома. Выходить никуда не хотелось. Было затишье в делах, все шло спокойно и ровно, никуда и не надо было спешить. Но в этот день отдохнуть не получилось. Трель телефона прервала скучные ленивые дремотные мысли Арсена.

– Арсен, выручай, на тебя вся надежда! – звонил Володя, с которым Арсен познакомился три года назад. Они были соседями в самолете в рейсе на Стамбул, куда Арсен летал отдохнуть со своей очередной «зайкой», а Володя – за товаром, которым снабжал несколько магазинов в Махачкале. Он возил все – и женское белье, и украшения, и обувь, и оргтехнику – все, что на данный момент выгодно.

– Что у тебя, говори!

– Я привез партию телевизоров «Фунай», а на таможне мне проблемы делают, не пропускают, требуют безумные деньги за растаможку.

– А когда вез их сюда, о чем ты думал? Во-первых, кому они тут, в Дагестане, нужны? Ты же знаешь, что тут признают только широко известные марки – «Самсунг», «Сони», на худой конец – LG. Во-вторых, почему ты заранее на таможне не согласовал, что везешь?

Три дня Арсен решал вопрос с несговорчивыми таможенниками. За это время то, что привез Володя, превратилось, согласно документам, из телевизоров в комплектующие детали к компьютерам, а таможенная пошлина резко понизилась.

Все стороны – и Володя, и Арсен, и недремлющие таможенники – остались довольны.

– А теперь, Арсен, помоги мне их продать. Я увидел, какие они там дешевые – и не удержался – все деньги в них вбухал.

– Боюсь, ты с ними зависнешь, – Арсен для видимости немного поломался. – Ладно, загрузи мне в машину пару телевизоров, покажу их кое-кому.

***

Когда Арсен снова зашел в магазин Мурада, тот насторожился: «Опять денег просить пришел?» – читалось на его резко поскучневшем при виде Арсена недоверчивом лице.

– Мурад, я тебе товар привез. Друг мой привез партию телевизоров «Фунай». Положи к себе на реализацию пару штук, как продашь – еще привезу.

– Не знаю, эти телевизоры не любят у нас, – ответил Мурад. – Ну ладно, кто поможет, если друг не поможет? Давай сюда твое барахло. – Мурад говорил снисходительно, чуть свысока.

Арсен не стал реагировать на вызов, звучавший в голосе Мурада, на его самодовольство. Охранник Арсена один за другим быстро внес оба телевизора. Договорившись о цене, Арсен уехал по своим делам. Цена была ниже, чем у аналогичных телевизоров более престижных производителей. Благодаря этой цене все – от Володи до Мурада – получали свою прибыль, конечно, если удастся продать эти телевизоры.

В первый же день в магазин развязной походкой зашел молодой человек:

– Это что за телевизоры? Разве «Фунай» еще выпускают? А почему так дорого? – зачастил он. – Если будет дешевле, я куплю.

Мурад, обрадовавшись интересом к этим телевизорам, проявленным в первый же день, не стал сильно снижать цену, решив дождаться более реальных клиентов. Они не заставили себя ждать.

На следующий день после обеда к магазину в сопровождении милицейской охраны под рев сирены подъехал бронированный джип. Из него неуклюже выбрался невысокий толстячок в дорогом костюме с ярким галстуком и зашел в магазин.

– Что Вам подсказать? Чем я могу помочь? – услужливо осклабился Мурад, мановением руки отогнав от, видимо, богатого и имеющего власть клиента подлетевших было к нему продавцов.

– Ничего, спасибо, я просто посмотрю, – отмахнулся клиент. Вооруженные охранники мрачными взглядами буравили Мурада, который с недовольным видом отошел от покупателя. Клиент пошел по рядам магазина, то и дело останавливаясь и присматриваясь к ценам на технику.

– Э, как тебя, иди сюда, – едва приподняв руку, он подозвал Мурада. – Покажи-ка, что у тебя за телевизоры?

– Вот «Сони», вот тут «Самсунг», тут «Филипс». Вам какой телевизор нужен? Какой размер? Диагональ?

– Да нет, я ищу дешевые телевизоры. Мне нужна большая партия – госзаказ для школ где бы разместить ищу, у кого их купить.

Мурад приободрился:

– Вот, только что привезли – телевизоры «Фунай» – и размеры любые, и цена хорошая, – и он назвал цену с огромным запасом.

– Ты что, малый, с дуба рухнул, что ты мне гонишь? – лексика клиента резко изменилась. – Ты мне фуфло не толкай, цену нормальную скажи. Может, и договоримся. Мне нужно не два телика, а пятьсот.

– П-п-пятьсот? – Мурад начал заикаться.

– А что, для тебя это много? Или мне других поставщиков поискать?

– Нет, никого искать не надо, я уступлю по цене и со склада все телевизоры, которые есть в наличии, привезу.

– Ну, хорошо, смотри, не подведи. Потом не говори, что телевизоров не оказалось, что слишком дешево продаешь, не скользи у меня.

И, выкупив эти два «Фуная», подхваченных дюжими охранниками, клиент уплыл в своем броннике. Он не успел выйти из магазина, как Мурад лихорадочно прыгающими и не попадающими в кнопки пальцами набирал номер Арсена.

– Арсен, где твои телевизоры? Я все беру, – голос Мурада в трубке звучал громко и взволнованно.

– Мурад, я даже не знаю, остались ли там телевизоры. Я завтра найду хозяина и тебе сообщу.

– Какой завтра! Почему завтра?! – голос Мурада повысился до крика. – Мне они срочно нужны.

– Ну, хорошо, хорошо, я перезвоню тебе. Только знай, что без денег телевизоры он не отдаст.

***

Чтобы выкупить телевизоры Володи, Мурад заложил все, что у него было – дом в Махачкале, квартиру в Москве, две машины, половину товара в магазине.

Покупатель на джипе больше в магазине не появился. Но Мурад запомнил его на всю жизнь. И очень надеется когда-нибудь увидеть и высказать ему все, что он о нем думает. Ведь уже четвертый год он не может избавиться от уже устаревших за это время телевизоров. Что только он не делал: и снижал цены (дешево продает – значит телевизоры совсем плохие), и проводил распродажи и акции (хочет сбросить залежалый товар), ничего не помогло. И сейчас можно увидеть эти телевизоры, мрачной сплошной стеной стоящие в одном из магазинов Махачкалы – в магазине Мурада Фуная, как его с тех пор окрестили соседи.

Источник: mk.ru

This entry passed through the Full-Text RSS service — if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх